Отношения Англии и Китая накануне второй опиумной войны

Опиумные войны в Китае – причины, участники и итоги

Опиумные войны в Китае превратили ее жителей в бесплатную рабочую силу без права голоса. С древних времен китайская империя являлась богатейшей в мире.

Далее расскажем кратко о событиях, произошедших в XIX в., оказавших разрушительное действие на все сферы деятельности страны.

Опиумная война – определение, причины, страны-участники

У Китая в начале XIX века были все необходимые товары, которые делали страну самодостаточным и независимым от ввозимой извне продукции государством. Китайские товары отличались высоким качеством, пользовались спросом на западе. Кроме того, оплату китайцы брали только серебром.

Из-за политики правящего императора на территории Поднебесной запрещено было торговать иностранцам. Всех, кто пытался нарушить запрет, ждало наказание.

Одновременно с этим, Великобритания считалась самой большой колониальной державой, лидирующей морской и торговой империей. Англичанам не нравилось, что фунт постоянно теряет в цене. Они неоднократно вели переговоры с Китаем по смягчению экономических решений, но безрезультатно.

Тогда британцы решили отыскать предмет торговли, который привлечет требовательных и себялюбивых китайцев. Им удалось подобрать необходимый ключик. Опиум был известен в Поднебесной и ранее: его использовали в качестве целебного средства. Англичане же смогли превратить этот продукт в эффективный инструмент воздействия на непокорное правительство.

Опиумные войны – это военные конфликты между китайской и английской империями, которые велись не для захвата территории, а с целью расширения торговых границ.

Контрабандный ввоз опиума в Китай Великобритания начала в 1775 г. Императорские указы, запрещающие торговлю, не приносили результата. Жители Поднебесной приобщались к «зелью».

Проблема употребления наркотиков постепенно приобрела в Китае государственные масштабы. В декабре 1839 г. император своим указом закрывает рынок торговли для коммерсантов из Индии и Великобритании.

Первая опиумная война

Весной 1840 г. Англия объявила Китаю войну, которая продлилась два года (1840 – 1842 гг.).

Лондон требовал от правительства Поднебесной:

денежных выплат, равноценных тем тратам, которые потрачены на снаряжение экспедиции;

формирования новых экономических отношений.

Власти не захотели выполнять требования ультиматума, китайцы оказали сопротивление. Со стороны Британии в войну вступили 4 тыс. солдат и 40 кораблей, у Китая была армия, состоявшая из 880 тыс., но она была рассеяна по дальним провинциям государства.

Войска Поднебесной не сумели оказать должного отпора по нескольким причинам: неудовлетворительная общевойсковая подготовка, слабое владение огнестрельным оружием, низкий боевой дух. Англичане оказались сильнее.

Летом 1840 г. корабли Англии вплотную подошли к Пекину, императору ничего не оставалось, как дать добро на проведение переговоров. Он согласился на требования англичан, но потом передумал.

Конфликт разгорелся с новой силой. Активные действия продлились до мая 1841 г., когда британцы разгромили китайский флот. Страны заключили перемирие.

В августе 1841 г. англичане возобновили наступление. Военные действия продлились до 29 августа1842 г. Британия вынудила китайское правительство подписать «Нанкинский договор», который был выгоден только Англии.

По его условиям жители Поднебесной должны были открыть свои порты для британских торговцев, передать им остров Гонконг, выплатить большую контрибуцию.

Вторая опиумная война

Вторая война этих государств продлилась с 1856 по 1860 гг. Англичане и французы рвались внутрь Китая, желая открыть еще и речные порты. Кроме этого, в империи Цин с 1851 г. шла гражданская война (Тайпинское восстание).

Франция, США и Англия в 1854 г. попытались пересмотреть подписанные в 1842 г. договора. Они выдвигали новые требования: выбить для себя право безграничной торговли на территории Поднебесной, а также возможность открыто продавать опиум.

Россия оказывала империи Цин военную поддержку в обмен на территориальные уступки.

В 1857 г. объединенные войска обступили Кантон, потребовали от императора подписания нового договора, но он отказался. Британцы ворвались в город и сравняли его с землей. В 1860 г. англо-французская армия нанесла китайским войскам значительное поражение.

Последствия и итоги опиумных войн

Пекинские договоры были подписаны 24-25 октября 1860 г.

Поднебесная обязалась выплатить крупную контрибуцию, открыла для чужеземных торговцев Тяньцзинь, дала добро на использование своих подданных в качестве бесплатной рабсилы в колониях Франции и Британии.

Россия за услуги получила Уссурийский край.

Опиумные войны убили суверенитет некогда могучего государства, сделав из него поле сбыта товаров и развития европейской экономики. В конечном итоге Китай практически превратился в колонию, которая не имела возможности оказать эксплуататорам сопротивление.

Опиумные войны. Как Британия покоряла Китай при помощи наркотиков

Китайское — значит, модное

Китайская цивилизация — одна из древнейших в мире. Иногда историки в шутку говорят, что у любого знакового открытия, совершённого в любой из стран мира, существует китайский аналог. Только в Китае открытие случилось на несколько веков раньше.

Однако богатое историческое наследие не спасло Китай от великих потрясений XIX-XX веков. Глядя на современный бурно развивающийся Китай, трудно поверить, что в не столь уж далёком прошлом эта страна находилась на грани исчезновения с политической карты мира.

Особое место в истории Китая занимают так называемые Опиумные войны. Это был конфликт совершенно нового типа, где борьба шла не за захват территорий, а за контроль над ресурсами и рынками сбыта.

В первой половине XIX века Китай, где правила династия Цин (Манчжурская династия), вёл выгодную торговлю со странами Европы. Европейцам очень полюбились китайские товары, которые вошли в жизнь разных слоёв населения: чай, фарфор, шелка, веера, всевозможные экзотические безделушки и даже декоративные собачки. Европу охватила мода на Восток вообще и Китай в частности.

«У нас есть всё, что можно пожелать»

Однако Великобритания, ведущая морская и торговая держава того времени, была не в восторге от сложившегося положения вещей. Всё дело было в политике династии Цин, которая, получая выгоды от торговли с Европой, продолжала ограждать китайцев от иностранного влияния.

Для европейцев в Китае был открыт лишь один порт, торговля с ними была разрешена лишь гильдии 12 торговцев. Продавать свои товары в Китае европейцам не разрешалось. Пробиться на этот рынок смогли лишь торговцы итальянским стеклом и русским мехом.

Английских коммерсантов подобный дисбаланс крайне раздражал. Да и власти страны, которым приходилось платить за китайскую продукцию драгоценными металлами, восторга не испытывали.

Переговоры не давали никакого эффекта. Китайский император Цяньлун писал английскому королю Георгу III: «У нас есть всё, что можно пожелать, и нам не нужны товары варваров». Взаимопониманию не способствовали и, так сказать, идеологические взгляды представителей династии Цин. Они объявили себя властелинами мира, считая, что все другие государства должны платить им дань. Воинственная риторика не подпитывалась агрессивными действиями: Китай просто не стремился к развитию внешнеполитических связей, предпочитая жить в ощущении «мирового господства». Когда же дело доходило до переписки с иностранными главами государств, письма китайских императоров заканчивались фразой: «Трепеща, повинуйтесь и не выказывайте небрежения».

Читайте также:
Достопримечательности Минска: что посмотреть туристу, обзор мест с фото

«Дурь» из Бенгалии

Англичане, не привыкшие кому-либо уступать, решили подчинить Китай при помощи. наркотических средств. В индийской провинции Бенгалия выращивали опиумный мак и употребляли наркотические вещества в ритуальных целях. Британцы, контролировавшие Индию, решили, что могут одновременно и увеличить финансовые поступления своей колонии, и добиться прогресса в Китае.

Британская Ост-Индская компания приобретает монополию на закупку бенгальского опиума ещё в 1773 году. В 1775 году эмиссары компании начинают нелегальную продажу опиума в Китае. Стоит заметить, что в Китае действовал полный запрет на торговлю и употребление опиума.

Запрет, как это часто бывает, не помог. Британская Ост- Индская компания, реализовавшая в 1775 году всего 1,5 тонны опиума, к 1830 году довела годовые продажи до 1500 тонн. Этот наркотрафик действовал с полного одобрения английского правительства, которое к 1833 году получило то, что хотело: положительный торговый баланс с Китаем, достигнутый исключительно при помощи наркотиков.

Дело было настолько прибыльным, что в 1834 году британские предприниматели добились отмены монополии Ост-Индской компании, и в Китай хлынул новый поток опиума.

Линь Цзэсюй против наркомафии

Император Китая, мнивший себя властелином мира, спохватился слишком поздно. Проведённое изучение положения дел показало ошеломляющие результаты: в потребление опиума были вовлечены миллионы китайцев всех сословий, включая военных, чиновников, представителей аристократии. Поставки дурмана шли через коррумпированных госслужащих. Тех, кто пытался воспрепятствовать происходящему, просто устраняли.

Наркоманами стали от 10 до 20% столичных и от 20 до 30% провинциальных чиновников, в отдельных учреждениях этим занимались от 50 до 60% всех должностных лиц. Среди солдат и офицеров курение опиума стало повальным явлением. Китайская нация уверенно шла к полной деградации.

В 1839 году император назначает на пост чрезвычайного представителя по борьбе с контрабандой опиума Линь Цзэсюя.

Прибыв в Гуанчжоу, чиновник начинает действовать смело и решительно. Английские и американские торговцы, находившиеся в единственном открытом для иностранцев порту, сосредоточили у себя большие запасы наркотиков. Линь Цзэсюй приказал их сдать, а получив отказ, блокировал склады войсками. В итоге было изъято более 19 тысяч ящиков и 2 тысячи тюков опиума. Были также перехвачены иностранные суда с опиумом.

Линь Цзэсюй действовал не только запретительными мерами. Иностранцам было предложено право продолжить торговлю с Китаем, но при даче письменного обещания навсегда прекратить торговлю опиумом. Чиновник был готов компенсировать потерянный опиум тем, кто пойдёт на сделку, предоставив взамен дорогостоящие китайские товары.

Британия объявляет войну

Но дело зашло слишком далеко. В наркотрафик были вовлечены даже приближенные к императору лица, которые настоятельно советовали монарху «прекратить кошмарить бизнес». С другой стороны, сторонники силовой линии предлагали изгнать европейцев из Китая полностью

Линь Цзэсюй видел, что полная изоляция лишь даст Британии повод для военного вмешательства, которого она откровенно искала. Но повлиять на императора он не мог.

В декабре 1839 года император Китая объявил о полном закрытии страны для иностранных торговцев.

В апреле 1840 года Британская империя объявила Китаю войну. В том же месяце флотилия из 40 кораблей с 4000 солдат на борту отправилась из Индии в направлении Китая. Английские притязания поддержали Соединённые Штаты.

Общая численность армии Китая составляла 880 000 человек. Силы эти, однако, были разрозненными, не имели опыта боевых действий в течение нескольких десятилетий. В довершение всего, как уже говорилось, на опиум «подсели» и китайские военные. Накануне столкновения английские торговцы срочно отправляли новые партии наркотика в районы базирования китайских армейских частей. Отдавали опиум едва ли не даром: победа в войне обещала всё окупить.

Контрибуция и Гонконг впридачу

Хорошо подготовленная и прекрасно вооружённая английская армия с лёгкостью разгромила китайские подразделения. Попытка оказать хоть сколько-нибудь успешное сопротивление провалилась. В августе 1840 года английские войска появились у стен Пекина, и император предложил англичанам переговоры.

По приказу императора была возобновлена торговля с англичанами, прекращена борьба с опиумом, со своих постов был снят Линь Цзэсюй, позже отправленный в ссылку.

В то же время монарх пытался затягивать переговоры и отказываться от ранее данных обещаний. Всё это привело к возобновлению войны, которая продолжалась столь же успешно для Англии.

В течение 1841-1842 годов английские экспедиционные корпуса действовали в ряде китайских провинций, захватывая город за городом. В начале августа 1842 года британцы подошли к Нанкину, южной столице Китая, и вынудили императора принять все их условия.

29 августа 1842 года был подписан Нанкинский договор, согласно которому Китай должен был выплатить контрибуцию в размере 21 миллиона долларов серебром: гигантская по тем временам сумма. 6 миллионов долларов Китай должен был выплатить за уничтоженный опиум. Для иностранных торговцев открывались 5 портов страны, сами иностранцы и работающие на них китайцы выводились из-под действия законов Китая. Также Китай передавал в руки Англии Гонконг.

Иностранцы хотят большего

Это было лишь начало китайских бедствий. Вслед за Опиумной войной в стране началась война гражданская, растянувшаяся на 14 лет. Иностранцы использовали её для ещё большего подчинения Китая себе.

Поводом к началу новой войны стало задержание в 1856 году корабля «Эрроу», плывшего под флагом Великобритании. Существовало подозрение, что этот корабль занимается пиратством, контрабандой и торговлей опиумом. Двенадцать человек было арестовано и, несмотря на требования Великобритании, они не были выпущены на свободу. После этого инцидента Великобритания объявила войну империи Цин.

На сей раз в войну вмешались также Франция и США. Россия, потерпевшая поражение в Крымской войне, также проявляла интерес к китайским делам.

После проигрыша Цинской империей сражения за форты Дагу 20 мая 1858 года китайскому правительству стало ясно, что дальнейшее сопротивление бессмысленно.

Были подписаны так называемые Тяньцзиньские трактаты с Великобританией, Францией, Россией и США. Для иностранной торговли были открыты шесть новых портов, миссионеры получили право свободно путешествовать внутри Китая, все иностранцы, обвиняемые в каких бы то ни было преступлениях, должны были передаваться в консульства и быть судимы по собственным законам, правительство Китая приняло на себя возмещение военных издержек.

Читайте также:
Оформление визы в Объединенные Арабские Эмираты для белорусов

Хитрец Игнатьев, или Ловкость рук русского посланника

Кабальные условия новых соглашений заставили Китай возобновить войну. Сопротивление иностранным экспедиционным корпусам оказывалось более ожесточённое, перелома в войне тем не менее не наступило.

В 1860 году англо-французские войска встретились в Гонконге, высадились в Бэйтане 12 августа и успешно атаковали крепости Дагу 21 августа. В октябре они подступили к Пекину, разрушив и разграбив летний императорский дворец.

Под угрозой разрушения стен самого Пекина при помощи артиллерии власти Китая согласились на новые переговоры.

Российский представитель Николай Игнатьев лавировал между сторонами конфликта, добиваясь урегулирования территориальных споров с Китаем.

Когда союзные войска оказались у стен Китая, Игнатьев добился роли посредника, организовав переговоры в Русской миссии. Для китайцев русский посланник добился отказа союзников от планов по оккупации Пекина.

За это правительство Китая согласилось подписать и ратифицировать в ноябре 1860 года Пекинский трактат. За Россией был утверждён левый берег Амура и Уссури со всеми приморскими гаванями до бухты Посьета и манчжурским берегом до Кореи. На западе была значительно исправлена в пользу России граница по озеру Нор-Зайсанг в Небесных горах. Россия получила право сухопутной торговли в китайских владениях, а также право на открытие консульств в Урге, Монголии и Кашгаре.

«Плата за опиум поглощает всё серебро»

Договор с западными державами был заключён раньше. Империя Цин должна была выплатить новую многомиллионную контрибуцию, открыть для иностранной торговли Тяньцзинь, разрешить использовать китайцев в качестве рабочей силы в колониях Великобритании и Франции.

Вдобавок к Гонконгу Великобритания получила южную часть Цзюлунского полуострова.

Торговля опиумом, осуществлявшаяся иностранцами, стала легальной.

Через некоторое время, однако, иностранцы, добившиеся «открытия Китая», стали осознавать, что «ключ» создал слишком много проблем. «Препятствием является вовсе не отсутствие спроса в Китае на английские товары. Плата за опиум поглощает всё серебро, к большому ущербу для общей торговли китайцев. У фабрикантов нет перспектив торговли с Китаем», — писали английские газеты.

Опиум вверг Китай в растянувшийся на десятилетия кризис, который казался необратимым. К середине XX века плантации опиумного мака, который стали возделывать в самом Китае, занимали до миллиона гектаров, а количество потребителей зелья измерялось десятками миллионов. Остановить вакханалию оказалось возможным лишь после прихода к власти коммунистов во главе с Мао Цзэдуном.

История второй опиумной войны Китая против Англии

Первая опиумная война плавно перетекла в гражданскую войну, которая иностранцев очень устраивала, так как еще сильнее ослабляла и без того разграбленную страну и уменьшала вероятность успеха освободительного движения.

К тому же, англичане считали, что еще не все их интересы в регионе удовлетворены, поэтому искали повода к развязыванию новой войны.

Каррикатура “Англия накачивает Китай опиумом”.

Но если повод для войны нужен, то его всегда найдут. Таким поводом стал захват китайскими властями судна, которое занималось пиратством, грабежами и перевозкой контрабанды.

Судно “Эрроу” было приписано к Гонконгу, который к тому времени англичане уже присвоили себе, а потому ходило под английским флагом. Этого было достаточно для развязывания так называемой второй опиумной войны (1856-1860 гг.).

Захват судна под английским флагом китайцами

В 1857 году англичане захватили Гуаньчжоу, но потом у них начались проблемы в Индии, и они приостановили вторжение. В 1858 году переговоры возобновились уже с участием США, Франции и России.

В результате “Тяньцзиньских соглашений” Китай был вынужден открыть еще шесть портов для иностранцев, дал иностранцам право на свободное перемещение по стране и на свободную миссионерскую деятельность.

Все иностранцы, обвиняемые в любых преступлениях, с этого дня не могли быть осуждены по китайскому законодательству. Их следовало передать в местные консульства, которые сами решали, что с ним дальше делать.

Император тянул как мог с подписанием этого соглашения, поэтому в 1860 году англо-французские войска дошли до Пекина и варварски разграбили летний императорский дворец, угрожая разрушить весь Пекин.

Вступление англо-французских войск в Пекин. Гравюра XIX в.

Тогда китайцев заставили подписать теперь уже “Пекинское соглашение”, по которому Китай опять должен был выплатить большую контрибуцию, передать европейцам часть своих территорий, китайцев стало можно вывозить в Европу и ее колонии в качестве дешевой рабочей силы и пришлось открыть еще несколько портов для иностранцев.

Нужно отметить, что большую роль в подписании “Пекинского трактата”, будучи представителем России, сыграл русский генерал Николай Игнатьев.

За помощь в переговорах с иностранцами, которые проходили в “Русской миссии”, где генерал добился отказа союзников от планов оккупации Пекина, китайский Император согласился на уточнение границы с Россией, в результате чего за Российской Империей был закреплен левый берег Амура и Уссури со всеми приморскими гаванями до бухты Посьета и манчжурским берегом до Кореи.

На западе была значительно исправлена в пользу России граница по озеру Нор-Зайсанг в Небесных горах. Также Россия получила право сухопутной торговли в китайских владениях, а также право на открытие консульств в Урге, Монголии и Кашгаре.

Генерал-адъютант Н. П. Игнатьев. Пекин, 1900 г. Источник: Public Domain

Если раньше на торговлю опиумом просто не обращали внимания, то в результате Пекинских соглашений она стала просто напросто легальной. Это привело к двойному эффекту. С одной стороны, англичане продолжали грабить страну, но с другой стороны, очень скоро грабить стало нечего.

Змея стала пожирать собственный хвост. Как писали английские газеты: «Препятствием является вовсе не отсутствие спроса в Китае на английские товары. Плата за опиум поглощает всё серебро, к большому ущербу для общей торговли китайцев. У фабрикантов нет перспектив торговли с Китаем».

Опиум стали выращивать прямо в Китае, в результате чего число потребителей стало исчисляться десятками миллионов, а плантации опиума занимали миллион гектаров. Китай имел все шансы превратиться в заброшенную пустыню и быть стертым с лица земли как отдельное государство.

Выращивание опиума в Китае (в тоннах за год), 1908 г. // wikipedia.org

Немного неожиданно, но несмотря на то, что именно доход от продажи опиума сначала служил источником финансовой поддержки коммунистов в ранние годы основания Коммунистической Партии Китая, именно диктатор Мао Цзедун впоследствии сверхжесткими мерами смог остановить кажущийся уже неизбежным конец великой страны.

Мелким торговцам и потребителям дали возможность зарабатывать честным трудом, а крупных либо казнили, либо сажали в тюрьмы.

Возможно, еще и поэтому, несмотря на очевидную жестокость проводимых им реформ и террора, Мао Цзедун до сих пор почитается в Китайской Народной Республике. Ибо он все-таки сумел возродить уже практически мертвый труп страны и вдохнуть в него новую жизнь.

Читайте также:
Как при наличии первого можно оформить второй загранпаспорт

КПК называла Яньань революционной «святой землёй». Там выращивался опиум, доход от которого был финансовой поддержкой для партии в ранние годы её существования. Иллюстрация: Великая Эпоха (The Epoch Times)

Сегодня китайцы относятся к периоду опиумных войн как к национальной трагедии, называя те времена “столетием унижений”. Если до опиумных войн китайцы считали свою страну великой державой, способной самостоятельно жить, не вмешиваясь в большую мировую политику, то сегодня они более реалистично смотрят на мир. Также у них открылись глаза на европейцев, их ценности и цели, что сегодня позволяет китайцам более точно оценивать международные отношения и свою роль в них. Пожалуй, можно сказать, что опиумные войны, пусть и таким печальным путем, но имели и такое вот положительное влияние на развитие Китая.

  • 2567 просмотров

Материалы по теме

А вот ещё:

Трагедия украденных поколений: зачем у аборигенов Австралии отнимали детей

Когда из семей аборигенов начали изымать детей с чуть более светлым, чем у родственников, цветом кожи, это делали из лучших побуждений – так объясняли государственную программу чиновники.

Чем умирать от последствий колонизации – в антисанитарных условиях, без достижений медицины начала XX века, без шанса выучить английский и получить надежную хорошую работу – уж лучше побыть сиротой или приемышем, тем более, что судьба маленьких аборигенов вроде бы отслеживалась в рамках государственной программы.

Хотели как лучше?

Ничего хорошего коренному населению Австралии прибытие европейцев не дало: изолированные от мира на протяжении двенадцати тысяч лет, аборигены оказались беззащитны как минимум перед инфекциями, которые принесли колонизаторы. Вымирали целыми деревнями: в 1875 году в результате эпидемии кори на островах Торресова пролива погибла четверть всего населения, на некоторых из островов выжила лишь одна пятая живущих там аборигенов.

Поселение Мур-Ривер, резервация для австралийских аборигенов. Фото 1920 г. Источник: commons.wikimedia.org

Но эпидемиями дело не ограничивалось, здоровью и жизням коренных австралийцев угрожали и другие «достижения» европейской цивилизации, в частности, алкоголь и наркотики (в XIX веке было распространено курение опиума, легальный доступ к которому аборигенам закрыли в 1897 году). Австралийским властям еще в позапрошлом веке было ясно, что племенам аборигенов, вероятно, не пережить столкновения с новыми реалиями, и они приняли меры.

В 1905 году была запущена программа изъятия детей аборигенов из семей с их последующим размещением на территории христианских миссий или в приемных семьях среди некоренного населения. Забирали в первую очередь «полукровок» – тех детей, что рождались в результате связей белых европейцев с местными женщинами, а таких случаев было предостаточно. Существовали даже специальные термины – «квадруны», «окторуны» – для обозначения соотношения «черного» и «белого» в геноме: соответственно четверть к трем четвертям и одна восьмая к семи восьмым.

Обер Октавиус Невилл (слева) и выдержка из его книги о постепенном «превращении» аборигенов в белых (справа).

Замысел состоял в том, чтобы постепенно «превратить полукровок в белых граждан» – это вполне реальная цитата от одного из ответственных за выполнение программы лиц. С каждым новым поколением в коренных австралийцах, по замыслу правительства, будет оставаться все меньше от аборигенов и спустя каких-то полвека Австралия станет белой. Тем более, что местные все равно обречены на вымирание.

Что было на самом деле

Как происходило изъятие? По закону, опекуном всех детей-аборигенов назначался чиновник от австралийских штатов, он и определял, кому оставаться в семье, а кому отправляться к миссионерам. Иногда младенец разлучался с матерью уже в больнице – если роды проходили там; иногда матери сообщали, что ее ребенок умер; бывало, что от родителей обманом добивались подписания документов о передаче ребенка, но даже и это не было обязательным: статус детей аборигенов был приравнен к статусу брошенных детей.

Одна из миссий, где размещались дети аборигенов. Источник: commonground.org.au

Вот что о событиях 1935 года рассказывал один из «изъятых»: «я был с мамой и тетей и двоюродным братом. Нас посадили в полицейский участок и сказали, что везут в Брум. Сюда же посадили и мам. Но когда мы проехали около десяти миль (16 км), они остановились и выбросили матерей из машины. Мы прыгали мамам на спины, плакали, стараясь не отставать. Но полицейские вытащили нас и бросили обратно в машину. Они оттолкнули матерей и уехали, а наши матери бежали за машиной и плакали. Мы кричали на заднем сиденье этой машины. Когда мы приехали в Брум, они поместили меня и моего кузена в тюрьму Брума. Нам было всего десять лет. Мы пробыли в изоляторе два дня в ожидании лодки в Перт».

В Австралии действовало много миссионерских обществ, они и стали для изъятых детей либо временным, либо постоянным домом. Детей воспитывали в духе христианского вероучения, запрещали им говорить на родном языке. Мальчиков готовили для работы в сельском хозяйстве, девочек – в служанки. Точное количество изъятых детей установить так и не удалось – документы оформлялись довольно небрежно. По разным данным, в результате программы потерял свою семью каждый десятый или каждый третий из местных детей (не менее 25 тысяч маленьких австралийцев).

Детям обрывали связи с культурой их предков. Источник: abc.net.au

Для человека XXI века все происходившее тогда – в период с 1905 по 1967 годы – евгеника и расовая сегрегация. Но государственные деятели тех времен, как ни странно, довольно искренне заботились об австралийцах. Их имена известны – например, Обер Октавиус Невилл, руководивший изъятием детей на западе Австралии, был тем самым человеком, что составил «план по выведению цветных», считал свою деятельность защитой аборигенов от вымирания и нищеты.

А в Северной Австралии работал доктор Сесил Кук, который добивался для коренных австралийцев честного суда, боролся за их права на землю, но заодно и предлагал идею «стерилизации полукровок». Для аборигенов хотели как лучше – а потому стремились организовать и упорядочить их жизнь во всех областях – определяли, как тем жить, работать, с кем создавать семью.

«Пришедшие из ниоткуда»

26 мая 1997 года в австралийском парламенте был зачитан доклад Bringing Them Home («Их возвращение домой»), в котором содержались материалы исследований по итогам программы изъятия детей коренного населения. Даже не принимая во внимание этическую сторону вопроса, приходилось признать, что весомых результатов добиться не получилось: существенного улучшения положения детей, выросших «в цивилизации», не произошло. По сравнению с детьми-аборигенами, воспитанными в своих собственным семьях, «изъятые» получали примерно такое же образование и примерно так же были трудоустроены.

Читайте также:
Преимущества жизни в Сингапуре в 2021 году

Премьер правительства Австралии Кевин Радд после публикации доклада публично извинился перед австралийцами.

Некоторое преимущество вторых проявлялось разве что в уровне доходов – в первую очередь благодаря жизни в городах и доступу к получению социальных выплат. Зато «сироты» чаще имели проблемы с властями, больше употребляли алкогольные и наркотические вещества, реже получали профессию. Отсутствие личной истории сказывалось и в отдаленной перспективе – отмечались ухудшение здоровья, в том числе и психического, высокий уровень суицидов. Расследование выявило к тому же, что значительное количество детей, изъятых из семей, подвергались разного рода насилию.

Еще до написания доклада появился термин «украденные поколения» – впервые его использовал в своей статье, а потом – книге историк Питер Рид из Австралийского национального университета. Общественный резонанс был настолько большим, что проблемой занялась и Комиссия ООН, а властями Австралии были принесены публичные официальные извинения коренному населению. Словами дело не ограничилось – суды начали принимать иски о возмещении вреда, причиненного таким разрушением семей, и были сформированы фонды, из которых выплачивались соответствующие компенсации.

Белинда Данн, долгожительница среди «украденных поколений». Источник: pinterest.com

В 2007 году умерла старейшая, как считается, из детей «украденных поколений» – Белинда Данн, ее именем при рождении было Куинлин Варраку. Куинлин увезли из семьи в 1908 году, когда ей было восемь, незадолго до смерти она впервые встретила своего 97-летнего брата. Прядь ее волос была захоронена рядом с могилой матери в селении Лунлунгай, где она появилась на свет и прожила первые годы.

Популярная австралийская певица Кристин Ану и олимпийская чемпионка Кэти Фримен, обе – из семей тех, кто когда-то был изъят у родителей-аборигенов.

В Австралии начиная с 1998 года стали отмечать Национальный день сожаления – он приходится на 26 мая – день, в который был озвучен доклад «Их возвращение домой».

Опиумные войны в Китае и их последствия

В XIX век Цинский Китай вошёл богатой и абсолютно закрытой от европейцев державой. Китайская экономика располагала достаточными ресурсами, чтобы создавать всё необходимое населению, начиная от продуктов питания и заканчивая предметами роскоши, внутри страны, не прибегая к импорту. В это же время продукция, производимая в Поднебесной, заполонила европейские рынки. К этому моменту на западе сложились основные колониальные империи, крупнейшей из которых, безусловно, была Великобритания. Европейские государства, переживавшие промышленный бум, были заинтересованы в поиске новых стран для экспорта собственных товаров. Густонаселённый Китай располагал огромным внутренним рынком, которым теоретически могли бы воспользоваться западные коммерсанты, однако, приобретение товаров «белых варваров» противоречило официальной государственной идеологии. Китай не нуждался ни в духовных, ни в экономических ценностях Европы. Однако сам вектор мирового капиталистического развития был направлен в сторону складывания системы международной торговли и дальнейшего разрушения китайской самоизоляции.

До второй половины XIX века торговля с европейцами велась только через порт Гуанчжоу. Иностранным купцам было запрещено покидать свою факторию. Лишь 13 китайских торговых компаний имели право заключать сделки с представителями других государств, причём, их деятельность строго контролировалась императорским чиновником. Китаец, сообщивший иностранцу какие-либо сведения о стране или, тем более, обучавший иностранца китайскому языку, подвергался суровому наказанию.

Высокая коррумпированность среди китайской администрации часто приводила к откровенному произволу по отношению к европейским дельцам. Например, чиновники могли самовольно изменять сумму таможенных тарифов. Европейцы, разумеется, были крайне недовольны сложившейся ситуацией, делились возмущением со своими правительствами и призывали к силовому решению вопроса, что только накаляло и без того напряжённую обстановку.

За свои товары китайские купцы брали исключительно серебро, что стало причиной оттока драгоценного металла из Европы. В связи с этим в Англии, где серебро было основой всей финансовой системы, началось стремительное обесценивание фунта стерлингов.

Складывалась ситуация дисбаланса, которая негативно сказывалась на состоянии экономики Великобритании. Английские купцы и чиновники стремились найти товар, который стал бы пользоваться успехом среди китайского населения. И, в конце концов, такой товар был найден. Ещё в конце XVIII века Ост-Индская компания стала монопольным закупщиком бенгальского опиума, а в начале XIX века начала успешно реализовывать его на китайском рынке. Это вещество было и раньше известно в Поднебесной, но использовалось в самых малых количествах и только в качестве лекарства. Теперь же курение опиума стало повальным, быстро превратившись в настоящее государственное бедствие. Что характерно, основное распространение эта пагубная привычка получила в высших слоях китайского общества, в том числе, среди привилегированного чиновничества, и в армии. Реализовывали опиум английские купцы только за серебро. Таким образом, Великобритания решила сразу две проблемы: добилась баланса в торговле с Китаем и предотвратила падение национальной валюты.

В 1834 году Ост-Индская компания потеряла свою монополию на торговлю опиумом. Поставкой наркотика занялись тысячи английских дельцов, увеличив её в десятки раз.

Попытки наложить запрет на торговлю опиумом

Безнравственность торговли опиумом признавалась не только китайской стороной, но и в Лондоне. Однако в этот бизнес были вовлечены слишком могущественные силы, оказывавшие решительное противодействие любым попыткам пресечь распространение наркотика. Указы императора Цяньлуна, запрещавшие ввоз опиума в страну, фактически были проигнорированы. Чиновники, втянутые в торговлю, не желали отказываться от своих высоких прибылей, получаемых от нелегальных поставок. К тому же многие из них сами употребляли опиум.

Обычно английские купцы устраивали склады опиума прямо на воде, неподалёку от побережья, при необходимости суда, на которых велась торговля, просто перегоняли на другое место. Их расположение было прекрасно известно местным властям, которые всегда предупреждали англичан о приближении инспекции из Пекина.

Преемник Цяньлуна — Даогуан — понял необходимость решительных мер в борьбе с наркотической эпидемией, захлестнувшей страну. Среди своих подданных он выделил Линь Цзэсюя, занимавшего должность генерал-губернатора провинции Гуандун, и передал ему высочайшие полномочия, позволявшие заниматься расследованием всех дел, связанных с контрабандой опиума. Это был деятельный и предельно честный человек, сразу занявшийся радикальным решением проблемы. Опиум изымался как у китайских купцов, так и у англичан. В случаях сопротивления Линь Цзэсюй, не задумываясь, прибегал к силовым методам. В итоге, ему действительно удалось искоренить нелегальную торговлю на обширной территории, однако, эти действия привели к окончательному обострению англо-китайских отношений.

Читайте также:
Гейрангер-фьорд в Норвегии: фото, описание, что посмотреть, экскурсии, карта 2021

Первая опиумная война (1840-1842)

В конце 1830-х годов стычки между военными силами Великобритании и армейскими частями, направленными Линь Цзэсюем для изъятия и уничтожения опиума, стали обыденностью. Несмотря на то, что в Лондоне имелась мощная оппозиция, выступавшая против развязывания военного конфликта с Пекином, весной 1840 года к берегам Китая прибыла военно-морская эскадра. Английская сторона выдвинула китайскому правительству следующие требования: возместить убытки за конфискованный опиум и расходы на военную экспедицию, а также начать торговлю на равноправных условиях.

Пекин попытался оказать вооружённое сопротивление, однако, из-за технологической слабости и неорганизованности китайская армия потерпела поражение. Англичане быстро сумели занять все стратегически важные точки и подойти к самым стенам столицы. Императорский двор был в панике, во всех военных неудачах обвинили Линь Цзэсюя, который был в срочном порядке лишён всех своих званий и выслан в провинцию. Начались длительные переговоры, в ходе которых китайской стороне пришлось идти на ряд уступок.

Условия мирного договора

26 августа 1842 года Первая Опиумная война была завершена подписанием Нанкинского мирного договора. Согласно его условиям, Пекин должен был выплатить Лондону многомиллионную контрибуцию серебром, предоставить ряд портов для постоянной торговли с англичанами, а также передать Великобритании в вечное пользование остров Гонконг. Кроме того, договор содержал подробные правила, регламентировавшие все дальнейшие экономические отношения двух держав и особенности таможенного обложения. Каких-либо условий, касающихся торговли опиумом в документе не было, но после его подписания масштабы контрабанды выросли в разы.

Нанкинский договор был неравноправен, Китай фактически становился такой же периферией большой британской колониальной империи, как Индия. Вскоре аналогичные условия с Китаем стали подписывать другие европейские государства, что окончательно разрушило самоизоляцию Цинской империи.

Вторая опиумная война

Несмотря на прописанные в нём кабальные условия, Нанкинский договор не содержал всех интересующих англичан пунктов. Дальнейшая экономическая и политическая экспансия была приостановлена Крымской войной. Но по окончанию этого конфликта (в 1856 году) англичане начали искать повод для развязывания очередного военного столкновения с Китаем. Новая война двух держав началась после того, как китайская сторона арестовала и обвинила в пиратстве экипаж гонконгского судна «Эрроу». Проблема заключалась в том, что судно было не только зарегистрировано на территории, ныне принадлежавшей Англии, но и ходило под британским флагом. Англичане немедленно заявили о направленной в их сторону китайской агрессии.

Как и в прошлый раз, обе стороны долго не переходили к решительным действиям, ограничиваясь лишь пограничными стычками. Вскоре к англичанам присоединились французы, также заинтересованные в расширении своих колониальных владений. В 1857 году Великобритании удалось захватить город Гуанчжоу, но из-за начавшегося в Индии восстания сипаев дальнейшее продвижение вглубь Китая было приостановлено, а в начале 1858 года начались переговоры.

Тяньцзиньские соглашения

Интерес к переговорам между Англией, Францией и Китаем проявил целый ряд других стран, в том числе, Россия и США. В результате с Китаем был заключён целый ряд соглашений, вошедших в историю как Тяньцзиньские. Во время обсуждения условий мира Пекин подвергался двойному давлению. С одной стороны, англо-французские войска, готовые в любой момент перейти к решительным действиям, с другой стороны, внутренний кризис, вызванный крестьянской войной тайпинов. В этой ситуации китайской стороне пришлось соглашаться со всеми требованиями западных держав. Результатом этих переговоров стало открытие ещё нескольких портов для международной торговли, право иностранцев на свободное перемещение по стране и свобода миссионерской деятельности на территории Китая.

Новый виток военных действий и Пекинский договор

Для того чтобы Тяньцзиньские соглашения вступили в силу, их должен был ратифицировать император. Этим условием и решила воспользоваться китайская сторона: утверждение соглашений постоянно откладывалось, а выигранное время использовалось для укрепления подступов к столице. Западные державы попытались ускорить процесс ратификации угрозой очередного военного вторжения, но на этот раз им был дан достойный отпор.

Новое широкомасштабное наступление англо-французских войск на Китай началось летом 1860 года. На этот раз в военных действиях, помимо флота, принимали участие и сухопутные войска. Китайская армия была деморализована новым нападением и сдавала одну позицию за другой. Пекинская администрация вела себя непоследовательно, а сам император Сяньфэн бежал в одну из своих отдалённых усадеб. Между тем, западные союзники дошли до столицы, разграбили летний дворец императора и стали добиваться переговоров. Никто из местных чиновников так и не решился взять на себя такую ответственность, поэтому посредником между китайской и англо-французской стороной стал русский дипломат Н. П. Игнатьев.

В итоге был подписан Пекинский договор, по которому Китай обязывался выплатить контрибуцию, передать европейцам часть своей территории, открыть для торговли ещё несколько портов и разрешить вывоз из страны местных рабочих — кули.

Опиумные войны нанесли сокрушительный удар по Цинской империи, подорвав не только её экономику, но и авторитет. Отныне Китай был не более чем полуколонией западных держав, откуда последние черпали ресурсы и дешёвую рабочую силу. Такое положение сохранялось вплоть до середины ХХ века, когда к власти в Китае пришла коммунистическая партия, восстановившая международный авторитет и независимость государства.

Новое в блогах

Сообщество «НОВОСТИ»

Как Китай Британию победил

«Пока Китай остается нацией наркоманов, нам не стоит бояться того, что эта страна превратится в серьезную военную державу, так как эта привычка высасывает жизненную силу из китайцев». Эти слова произнес в 1895 году на заседании Королевской комиссии по опиуму консул Великобритании в Китае Джефф Херст. К сожалению, сегодня аналогичное заявление можно сделать и в отношении России, население которой все больше превращается в нацию наркоманов.

Год от года статистика становится все более устрашающей. По данным ООН, в 2010-м Россия занимала третье место в мире по числу наркозависимых (после Афганистана и Ирана). За год в результате употребления наркотиков погибает больше россиян, чем за все десять лет войны в Афганистане и обе чеченские кампании вместе взятые. За последние 100 лет более страшные потери страна несла только в годы мировых войн. Войну с наркоманией Россия пока явно проигрывает.

Как справедливо было замечено, страна, охваченная наркоманией, не может играть значительную роль на международной арене. Вот только если ситуация не изменится, России не просто придется забыть о статусе великой державы — на карту будет поставлено само существование страны.

Читайте также:
Временная регистрация иностранного гражданина по месту пребывания в РФ (в России)

Ярчайшим примером того, к каким разрушительным последствиям может привести наркотизация населения, является история опиумных войн в Китае XIX века.

О невоенных способах решения проблем

О воздействии наркотиков на организм человека было известно давно. Но в качестве инструмента для достижения геостратегических целей их стали использовать только конце XVIII века. Подобно большинству «инноваций» того времени, это решение родилось на берегах Темзы.

Как и сегодня, во второй половине XVIII века внимание всего мира было приковано к Китаю. Товары из Поднебесной пользовались большим спросом в Европе и Северной Америке, в особенности шелк и чай. Китайцы же от импорта чаще всего отказывались, а в качестве оплаты за свою продукцию требовали исключительно серебро. Китайское правительство, стремясь оградить свою страну от вредоносного иностранного влияния, целенаправленно проводило изоляционистскую политику. Вся торговля велась только в портовой зоне города Гуанчжоу (Кантон) и через уполномоченные китайские фирмы. Таким образом, территория Китая была полностью закрыта для иностранцев. Определенным исключением была Россия, торговля с которой осуществлялась на северных рубежах Китая.

Великобритания проявляла особый интерес к Китаю — из всех западных стран она обладала наилучшими позициями на азиатском континенте. Однако по мере того, как рос импорт китайского чая и шелка, увеличивался и торговый дисбаланс. Это грозило серьезными экономическими проблемами. Подобное положение вещей категорически не устраивало британцев. Установить экономическое доминирование в Китае стало одной из основных целей английской политики в этом регионе.

Британское правительство сочло, что военная интервенция нецелесообразна и слишком дорого обойдется казне. Вместо этого было решено найти товар, который будет пользоваться спросом у китайцев, и таким образом обратить торговый баланс в свою пользу. Этим товаром стал опиум.

Согласно китайскому законодательству, разрешалось ввозить в страну не более 200 ящиков опиума в год (приблизительно 12 тонн) для медицинских целей. Однако подобные объемы англичан не устраивали. Их целью было продавать столько опиума, сколько позволит спрос. И, разумеется, исключительно за серебро, чтобы драгоценный металл в еще большем объеме возвращался обратно в Великобританию. Но поскольку легальная торговля в таких масштабах была запрещена, то крупнейшая экономическая держава того времени занялась контрабандой опиума, который выращивался на плантациях в Бенгалии. В 1773 году монополию на его закупку приобрела знаменитая Ост-Индская компания.

В 1775 году нелегально было продано всего чуть более 20 ящиков опиума (где-то 1,4 тонны). К 1820 году число продаж возросло до 5150 ящиков (309 тонн), а к концу 30-х годов XIX столетия в Китай ввозилось более 30 тысяч ящиков (свыше 1800 тонн) в год. О таких темпах роста современные наркобароны могут только мечтать. В 1833 году была достигнута заветная цель английских финансистов – положительный торговый баланс с Китаем. Особо стоит отметить, что подобного успеха британцам удалось достичь именно блягодаря контрабандному характеру своей торговли. В 1858 году обозреватель газеты New-York Daily Tribune справедливо отметил, что «если бы китайское правительство узаконило торговлю опиумом и одновременно допустило разведение мака в Китае, это означало бы серьезную катастрофу для англоиндийского казначейства». Возразить тут нечего. Кстати, журналиста звали Карл Маркс.

Совершенное оружие массового поражения

Результатом британской торговой политики стала повальная наркотизация населения Китая. А после того, как в 1834 году Ост-Индская компания потеряла монополию на торговлю опиумом, Китай захлестнул настоящий опиумный бум. К 1840-му году наркоманами стали почти 90% мужчин до 40 лет, живущих в прибрежных районах Китая. Отток серебра был столь велик, что оно почти исчезло из оборота. Платить налоги стало практически нечем, так как взимались они именно в серебре. В 1839 году на покупку опиума китайцы потратили 100 млн лян, в то время как затраты правительства составили только 40 млн лян. Деловая активность резко сократилась, упал уровень жизни населения, государственный аппарат погряз в коррупции. По свидетельствам современников, в торговле опиумом участвовали представители всех уровней власти – от мелких чиновников до императорских цензоров. По мере того, как властелином китайцев становился опиум, император и его свита в такой же степени утрачивали свое влияние.

Конечно, власти осознавали катастрофичность положения и пытались бороться с наркоманией. Первый запрет на продажу опиума вышел еще в 1800 году. За ним последовали другие указы, предусматривавшие все более суровые наказание за торговлю наркотиком и его употребление. Но чем строже издавался закон, тем выше становилась плата за право его нарушать.

Одна серьезная попытка справиться с повальным распространением наркомании все же была предпринята. В 1839 году в неблагополучную провинцию Гуандун был направлен императорский комиссар Линь Цзэсюй. Он предпринял беспрецедентные до этого меры — арестовал около полутора тысяч наркоторговцев, блокировал места проживания иностранцев и конфисковал около 20 тысяч ящиков с опиумом, содержимое которых потом жгли и топили в море три недели. При этом китайский мандарин поступил с иностранными «варварами» как истинный джентльмен: за утраченный товар им была предложена компенсация чаем.

Британские купцы благородства Линь Цзэсюя не оценили. Они стали требовать от своего правительства немедленного вмешательства — вплоть до военного. Также они настаивали на том, что необходимо положить конец китайской изоляции и принести в Китай принципы свободной торговли (экспорт демократии в XIX веке еще не вошел в моду). Окончательное закрытие порта Гуанчжоу для английских и американских торговцев (последние там появились после прекращения монополии Ост-Индской компании) было расценено как повод для военных действий против Китая. Началась так называемая Первая Опиумная война.

Отсталая в техническом отношении Цинская империя была не в состоянии длительное время противостоять Владычице Морей. Тем более, что значительная часть китайских вооруженных сил сидела на опиуме. Примечательно, что на фоне боевых операций по ночам вдоль берегов курсировали английские лодки, украшенные яркой рекламой, которая предлагала любому желающему наркотики по сильно заниженной цене.

В 1842 году Китай капитулировал, подписав Нанкинский договор. Он предусматривал открытие для торговли пяти портов, передачу Гонконга под юрисдикцию Британии и выплату китайской стороной контрибуции в размере $ 21 млн серебром. Что касается Линь Цзэсюя, то еще в начале войны на него возложили вину за неудачи императорской армии и отправили в ссылку. Сразу после подписания мирного договора торговля опиумом продолжилась в еще больших масштабах.

В 1856 году началась Вторая Опиумная война, завершившаяся через четыре года. По ее итогам Китай de facto перестал существовать как субъект международных отношений, а судьба его внутренней и внешней политики решалась на европейском и североамериканском континентах. Конечно, у любой медали есть две стороны – Китай, наконец, был открыт для современных западных технологий. Инструментом проникновения на китайский рынок стал именно наркотик, орудия сказали свое слово только в последнем акте. Однако цена подобной модернизации оказалась непомерна высока. К тому же, с обратной стороной медали столкнулись и западные коммерсанты – торговля ненаркотическими товарами в Китае год от года становилась все менее эффективной, так как почти все серебро на китайском рынке поглощал опиум.

Читайте также:
Пещеры Бату в Куала-Лумпуре (Малайзия) – ключевые сведения

К концу XIX столетия опий уже не было необходимости ввозить в страну. Мак выращивали на полях, где раньше росли чай и рис, которые в итоге пришлось импортировать. Население стало стремительно сокращаться и деградировать (в 1842 году население — 416 млн человек, в 1881 году – уже 369 млн). При подобном раскладе, англичане действительно могли не опасаться, что Китай станет серьезной военной державой.

Новые опиумные войны

Викторианская Англия первая стала использовать наркотики как эффективное оружие. Впоследствии ее примеру последовали и другие. В начале ХХ века английским примером успешно воспользовались японцы в период колонизации острова Формоза (Тайвань). Они активно проводили кампанию по наркотизации местного населения, которое стало думать только о том, где достать новую дозу, а не как противостоять захватчикам. Позднее метод нарковойн стал применяться в локальных конфликтах в Азии, Африке и Латинской Америке.

В настоящее время главным наркополигоном мира является Афганистан. За последние десять лет, которые прошли с момента начала операции сил НАТО «Несокрушимая свобода», производство афганского героина возросло более чем в 40 раз. Сегодня более 90% героина в мире — афганского происхождения. При этом в одной провинции Гильменд его производится достаточно, чтобы насытить весь мировой рынок. Всего же, по данным ООН, с 2001 года этого наркотика было произведено на сумму почти $ 1 трлн. Судя по этим данным, афганские наркопроизводители действительно пользуются неограниченной свободой. Чего не скажешь об афганском населении.

По данным ООН, в мире от героина ежегодно умирают 100 тысяч человек. То есть за 10 лет — приблизительно миллион. Эти потери несопоставимо больше, чем потери от терактов или потери сил коалиции в Афганистане. Казалось бы, все эти данные должны заставить принять срочные меры. Но ничего не происходит.

Руководство НАТО объясняет подобное бездействие заботой об афганских крестьянах. Уничтожение маковых полей, по их мнению, оставит большинство афганцев без средств к существованию, что толкнет их в сторону Талибана. Того самого Талибана, при котором, кстати, выращивание опийного мака было сведено к рекордно низким показателям. Кроме того, представители Альянса делают акцент на том, что в случае использования ядохимикатов окружающей среде будет нанесен серьезный урон. При этом, правда, авиация США активно посыпает с воздуха гербицидами кокаиновые плантации в Колумбии и Боливии. Видимо, латиноамериканская экология волнует американцев меньше афганской. Идея замещения мака посевами других культур также называется малоперспективной. Хотя до конца 70-х мак в Афганистане вообще почти не выращивали, и в сельскохозяйственном отношении эта страна была вполне самодостаточна.

На международной арене идею уничтожения опийных посевов в Афганистане наиболее активно отстаивает Россия. Это позиция более чем оправдана, если учесть, что на долю страны приходится четверть потребления всего афганского героина. Однако политика НАТО в этом направлении пока что вряд ли будет пересмотрена. Поэтому бороться с афганским героином российские власти могут только ужесточая таможенный контроль на границе, перекрывая наркотрафик и создавая социальные условия, обеспечивающие эффективную борьбу с наркоманией. В конце концов, наивно полагать, что исчезновение афганского героина с российского наркорынка автоматически решит проблему наркомании в целом. Не достав героина, наркоман просто перейдет на другой наркотик. Тем более, как показывает статистика, доля наркотиков «натурального происхождения» неуклонно снижается, а им на смену приходят синтетические.

В заключение хочется вновь обратиться к примеру Китая. Когда в 1949 году к власти пришли коммунисты, маковые плантации занимали более миллиона гектаров посевных площадей, а наркомания так и оставалась главным китайским бедствием. Бедные слои населения с помощью наркотиков пытались «забыться», обеспеченные китайцы употребляли их, чтобы просто убить время. Новые власти стали действовать гораздо жестче, чем в свое время Линь Цзэсюй. За год были уничтожены все маковые плантации. По официальной информации, 80 тысяч человек, связанных с наркобизнесом, были арестованы, каждый сотый из них – расстрелян. Данные почти наверняка занижены. Негуманно? Возможно. Но зато эти меры свели наркобизнес в Китае почти на нет. А значит, спасли миллионы жизней тех, кто умер бы от передозировки или от болезней и преступлений, связанных с наркоманией.

Но основным фактором явилось то, что правительство не ограничилось полицейскими мерами. Битва с наркоманией превратилась в масштабное массовое движение. Эта кампания опиралась не на социальных работников, а буквально на все население. Велась активная антинаркотическая пропаганда, для работы с наркоманами привлекались члены семей, друзья и соседи. Проводились множественные митинги и демонстрации, наркотики сжигались на народных праздниках. Стремясь покончить с продажей и потреблением наркотиков, люди самоорганизовывались в каждом городе или деревне при активной поддержке государства. Борьба в прямом смысле слова шла за каждого человека. Но самое главное, новые власти смогли дать населению уверенность в том, что проводимые реформы принесут столь необходимые перемены к лучшему и покончат с многовековым застоем и произволом. У людей появилась мотивация не прятаться за наркотик. Как ни патетически и наивно это звучит, но главным оружием против наркомании в Китае оказалась именно вера в светлое будущее. Итог – через три года в стране практически не осталось наркоманов. Заодно всему миру было продемонстрировано, что с этой проблемой можно справиться. По крайней мере, как известно, сегодня у Китая нет проблем с сокращением и деградацией населения. Равно как и с положением на международной арене.

Опиумные войны между Британией и Китаем

Предпосылки опиумной войны лежат в конфликте торговых интересов между британцами и правителями Китая. В начале XIX века для английских торговцев было очень выгодно торговать с Китаем. Они вези с Востока чай, шёлк, фарфор. От этого они получали большие прибыли. Но проблема была в том, что китайцы не хотели покупать английские товары. Они хотели получать за свои товары только серебро. А это грозило Великобритании лишиться этого металла в большой мере.

  1. Расплачивались им за чай
  2. С каждым днём ситуация становилась всё хуже
  3. Чарльз Эллиотт вёл переговоры об урегулировании
Читайте также:
Оплата госпошлины за паспорт через Сбербанк

Расплачивались им за чай

Чтобы остановить такой отток серебра, Ост-Индская кампания и другие купцы стали завозить опиум из Индии на территорию Китая. Они делали это незаконно. Англичане требовали за него плату серебром. Потом эти предприниматели расплачивались им за чай и другие китайские товары. В 1839 году уже весь вывозимый из Китая чай был оплачен опиумом.

Но китайцев не стало устраивать такое положение дел. Опий был нужен китайским медикам для облегчения боли, как снотворное и антистрессовое средство. Но такие большие партии опия послужили тому, что в Китае быстрыми темпами стала развиваться наркомания. В середине XIX века наркозависимых насчитывалось несколько миллионов. Незаконный импорт этого наркотического средства разрушил то, что когда-то было хорошим сальдо торгового баланса.

Сначала Китай успешно боролся с контрабандной торговлей. В 1839 году управляющий по торговле в Китае Чарльз Эллиот передал опиумные запасы, которые хранились в Кантоне, для ликвидации. Англичане были очень возмущены этой акцией. Между двумя странами на этой почве возник конфликт.

С каждым днём ситуация становилась всё хуже

Китайские чиновники не хотели вести переговоры с британцами. Они не хотели вступать в полные дипломатические отношения. Такой отказ произошёл, потому что английские чиновники отказались предстать перед китайским императором, чего требовал протокол. Такое их поведение сильно шокировало китайцев. Британцы уже думали, что китайцы больше уже никогда не будут иметь с ними дело. Они разрешили иностранцам швартоваться только в одном порту в Кантоне. Были и такие британские политики, которые хотели использовать разногласия для того, чтобы открыть Китай.

Политические споры привели к ряду военных стычек. В 1839 году британцы одержали победу над 29 китайскими судами. Это случилось, когда эвакуировали беженцев-британцев из Кантона. Через год, в июне, коммодор сэр Гордон Бремер привёл военно-морские силы из Макао. Позднее он отправился на север в Чусан.

Там он обстрелял из своих кораблей порт Тинг-Хай. Затем его оккупировали войска, которыми командовал бригадный генерал Джордж Баррелл. После этого начались переговоры между императорами Китая и Великобритании. Министр иностранных дел Великобритании стал требовать выплаты компенсации. Также он просил предоставить англичанам остров около побережья, чтобы они могли вести там торговлю с Китаем.

Но со стороны китайцев последовал отказ. В ответ британцы захватили форты Богу, Чуенпи, Тикоктоу. Это было 7 января 1841 года. Эти форты занимались охраной устья Жемчужной реки. Майор Пратт, командовавший захватом этих фортов, понёс небольшие потери. Англичанам удалось захватить 10 военных кораблей китайцев из 13, имеющихся у них. Адмирал Куан Ти под натиском британцев вынужден был просить о перемирии. 18 января 1841 года было подписано соглашение. Согласно ему, Гонконг отошёл Британской империи. Но китайцы всё равно не хотели уступать. Британские военные продвинулись дальше по Жемчужной реке. Этим усиленным контингентом командовал генерал-лейтенант сэр Хью Гоф. Он захватил Кантон 27 мая 1841 года.

Чарльз Эллиотт вёл переговоры об урегулировании

Он смог договориться. Но лорду Пальмерстону всё было мало. Он считал, что получил от китайцев довольно мало уступок. Он уволил Чарльза Эллиотта. Его заменил Генри Поттингер, который хотел получить компенсацию за конфискованный опий. Он также хотел компенсировать военные расходы и открыть новые торговые порты. Ему важно было установить и дипломатические отношения.

Началось новое продвижение британцев на север. Они захватили Сямэнь в августе 1841 года, а в октябре британцы снова заняли Чусан. Следующим был захвачен Чинхай. В результате штурма погибли три британских военнослужащих и 16 были ранены. Чинпо был захвачен без особых трудностей и потерь 13 октября. До весны военные операции были прекращены. Но переговоры опять ни к чему не привели. В марте 1842 года наступление начали китайцы. Но все их атаки были отбиты.

Британские войска снова стали продвигаться на север Китая. Они заняли Чапу. Китайцы самоотверженно сопротивлялись. Их смогли взять в плен только после полного разрушения их оборонительных сооружений. Британцы при штурме потеряли 9 своих солдат, раненых было 55 человек.

В этом бою погиб и подполковник Николас Томлинсон. Хью Гоф и Уильям Паркер вместе со своими подразделениями двинулись в сторону Шанхая. Они захватили его 19 июня 1842 года. Дальше британские войска стали продвигаться вдоль Янцзы. 21 июня был захвачен город Чинкяне. Китайского командующего сожгли заживо в своём доме китайские солдаты по его приказу. Потери британцев и в этом бою были минимальными.

После такого поражения китайцы запросили мира. Война была окончена 17 августа 1842 года. Был подписан Нанкинский договор, который обязывал китайцев вести свободную торговлю со всеми. Также они обязаны были вести торговлю опием. Гонконг стал британской провинцией.

Китайские порты стали открыты для всех торговцев. Китайцев обязали также выплатить репарации. Это была очень лёгкая победа англичан. Она оказала негативное влияние на престиж династии Цин. После этого начались восстания тайпинов. Так британцы открыли путь к китайскому рынку.

Англия и Китай: Опиумные войны, 1839-60

Дата публикации:

Автор:

Раздел сайта:

England and China: The Opium Wars, 1839-60

Торговля опиумом в начале девятнадцатого столетия

А нгло-китайские опиумные войны были прямым результатом политики изоляции и ограничения торговли Китая с Западом. Попытки конфуцианского Китая исключить пагубное влияние иностранных идей привело к значительному ограничению торговых возможностей. До 1830-го года в стране был всего лишь один, доступный иностранным купцам порт – Гуанчжоу (Кантон), и только один товар, которым китайцы позволяли торговать – серебро. Британские и американские торговцы, желая исправить то, что они называли «торговый дисбаланс» решили импортировать один продукт, который китайцы сами не производили, но очень хотели иметь – опиум. Вплоть до 1828 года огромное количество испанских серебряных монет, каролюсов, текли в Китай в качестве оплаты за экзотические товары, которые закупали европейцы; в противоположность этому в 1830-х годах, несмотря на императорский указ запрещающий экспорт желтого золота и белого серебра, “всего лишь 7303841 долларов серебра было импортировано, в то время как экспорт серебра был оценен в 26618815 долларов в иностранных серебряных монетах, 25548205 в сайси и 3616996 в золоте”.

Несмотря на то, что в Китайской империи на законодательном уровне и были запрещены наркотики, кроме применения в медицинских целях, Британский Гонконг (куда входили такие компании как Дент, Джардин, Мэтисон и которым было разрешено работать в Гуанчжоу) закупал дешевый опиум производства провинций Бегале и Мальва под эгидой Британской Ост-Индской компании в сундуках по 150 фунтов, и ввозил в страну, тем самым увеличив его поступление с 9708 фунтов в 1820 году до 35445 фунтов в 1835. С отменой в 1833 г. британским правительством торговой монополии Ост-Индской компании, дешевый опиум наводнил рынок и чистой отток серебра из Китая на протяжении 1830-х годов составил около 34 млн. мексиканских серебряных долларов.

Читайте также:
Лучшие отели Сочи на берегу моря - Топ с бассейном и все включено

Как только привычка курения опиума, распространившаяся от богатого населения, захлестнула до 90% всех мужчин прибрежных районов Китая в возрасте до сорока лет, деловая активность значительно уменьшилась, работа инфраструктуры приостановилась, и уровень жизни значительно упал. Специальный комиссар антиопиумной кампании императора Дао Лин Цзе-хи (1785-1850) довольно скромно оценивал число своих соотечественников, страдающих опиумной зависимостью, в 4 млн., тогда как практикующий в Гуанчжоу британский врач называл цифру в 12 млн. человек.

Не менее тревожным для императорского правительства был и дисбаланс в торговле с Западом: в то время как до 1810 года западные страны расходовали 350 млн. мексиканских серебряных долларов на покупку фарфора, хлопка, шелка, парчи, а также различных сортов чая, в 1837 году опиум составлял 57% всего импорта Китая и страна в 1835-36 г. заплатила за этот товар 4,5 млн. серебряных долларов. Официально посланный в 1838 г. императором Дао (1821-1850) династии Цин для конфискации и уничтожения импортного опиума, Линь Цзе-хи, подсчитал, что в финансовом 1839 г. китайские курильщики опиума потратили 100 млн. таэлей на это зелье, в то время как общие затраты правительства в этом году составили всего 40 млн. таэлей. Проанализировав ситуацию, Цзе-хи отметил: “Если мы и дальше будем относиться лояльно к этой торговле, то через несколько десятков лет мы окажемся не только без солдат для противостояния врагу, но и без денег, дабы оснастить армию”.

В китайском притоне курильщиков опиума

К концу 1830-х годов различные иностранные суда, в частности британские и американские, доставляли в Китай более 30 тыс. сундуков опиума в год. В то же время, коррумпированными чиновниками из гоппо (таможни — грузовая таможенная декларация) и бесжалостными купцами портовых городов были накоплены огромные богатства «всего чая Китая», несмотря на имперские запреты, действующие с 1796 года. Стандартная ставка для чиновника за закрытие глаз на ввоз одного сундука опиума составляла 80 таэлей. В период с 1821 по 1837 года нелегальный ввоз опиума (теоретически карающийся смертной казнью) увеличился приблизительно в пять раз. Рассадник порока, взяточничества и нелояльности к власти императора порт Гуанчжоу стал точкой воспламенения к столкновению между правительствами Китая и Великобритании.

Вспышка Первой Опиумной войны

Эта война с Китаем…действительно кажется мне такой нечестивой, что является национальным грехом максимально возможной величины, и это очень сильно меня огорчает. Может ли какой-то поступок, сделанный по ходатайству либо другим способом, пробудить умы людей к ужасному греху, который мы на себя принимаем. Я действительно не припоминаю в истории такой войны, вызванной сочетанием подлости и несправедливости. Как по мне, то в обыкновенных захватнических войнах гораздо меньше зла, чем в той, которая призвана поддержать контрабанду, заключающуюся в ввозе деморализующих наркотиков, которые в свою очередь правительство Китая старается держать подальше и которые мы хотим ввезти им насильственно; и в этом споре мы готовы жечь и убивать в гордости нашего предполагаемого превосходства

– Томас Арнольдс к В.В. Халлу, 18 марта 1840 года

Британские торговцы были разочарованы китайскими законами и отказались от сотрудничества с местными должностными лицами. По приезду в 1839 году в Кантон (Гуанчжоу), специальный эмиссар императора Линь Цзесюй принял оперативные меры против иностранных купцов и их китайских сообщников, арестовав при этом 1600 человек и конфисковав 11000 фунтов опиума. Несмотря на попытки британского суперинтентанта торговли, Чарльза Эллиота, достичь компромисса в переговорах, в июне Линь вместе со своими людьми захватил 2000 ящиков опиума с контролируемых иностранными представителями заводов, задержал всех иностранных купцов и держал их под стражей до тех пор, пока те не сдали опиума на 9 млн., который эмиссар позже приказал публично сжечь.

В конце концов, Линь приказал закрыть порт Кантон для иностранных купцов. Эллиот, в свою очередь, приказал заблокировать реку Чжуцзян. В последующем морском сражении, названном победным китайскими пропагандистами, в ноябре королевские ВМС потопили приличное число китайских судов вблизи Гуанчжоу. К январю 1841 года англичане захватили форт Богве в устье реки Чжуцзян и таким образом добились полного контроля возвышенности над портом Кантон. Впоследствии, британские войска одержали победу и на суше – в Нинбо и Чинхаи, с легкостью круша плохо подготовленные и обученные имперские войска. Воспринятый как слишком умеренный, в августе 1841 году Эллиот был отозван домой и на смену ему пришел сэр Генри Поттингер, который начал крупномасштабное наступление на Нинбо и Тиаджин. К концу июня англичане оккупировали провинцию Чженьцзян и контролировали обширные рисовые поля на юге Китая.

Обстрел китайских джонок

Ключом к победе англичан стал Военно-морской флот Ее Величества, бронированные корабли которого с одинаковым эффектом действовали против жалких деревянных суденышек, фортификаций в устьях рек и городских стен. Немезида – стальной, колесный пароход с малой осадкой, арендованный Британской Ост-Индской Кампанией, быстро взял контроль над бассейном реки Чжуцзян и между портами Гонконг и Кантон, так как совершенно не зависел от направления ветра, в отличие от китайских джонок. На суше же примитивные китайские луки и арбалеты просто не могли противостоять британским мушкетам и артиллерии. Приведший к победе Королевскую морскую пехоту, генерал Энтони Блаксланд Страншам был посвящен в рыцари самой королевой Викторией. Войска Страншама наголову разбивали противника, как на суши, так и на море и поэтому в сентябре 1840 года Линь Цзесюй был отозван в Пекин, а на его место пришел Цишань – маньчжурский аристократ, тесно связанный с императором – основным предназначением которого было вести переговоры с “иностранными дьяволами”, постепенно подрывающими контроль династии Цин над 300-миллионным населением страны.

Цена мира

Первой крупной уступкой Ци-шань была продажа Кантона англичанам весной 1841 года за шесть миллионов долларов серебром. К середине 1840 года британцы, которые контролировали устья рек Янцзы и Шанхай, заставили подписать китайское правительство целый ряд “неравных” договоров, которые давали им контроль над огромной территорией западного побережья Китая. Пока китайские официальные власти призывали сэра Генри Поттингера “решить проблему на корню” и рекомендовать британскому правительству прекратить выращивание мака на полях Индии, сэр Генри заявлял, что пока в Китае осталось большое количество зависимых от опиума наркоманов и коррумпированных чиновников, такое решение будет равносильно “передачи рынка сбыта в другие руки“.

Читайте также:
Виза во Французскую Полинезию — Оформление визы во Французскую Полинезию для россиян в Москве

В соответствии с Договором в Нанкине (29 августа 1842 года), подписанного на борту британского военного корабля в устье реки Янцзы, и в дальнейшем дополненного в 1843 году, Китай обязывался уступить Великобритании остров Гонконг, открыть пять «договорных» портов (Кантон, Амой, Фучдоу, Шанхай и Нинбо) для торговли и проживания, а также предоставить наиболее выгодный режим для торговли и заплатить 9 млн. долларов серебром, в качестве возмещения ущерба купцам за 20000 сундуков опиума, которые были уничтожены эмиссаром Линь Цзесюем. Китай был вынужден отменить торговую монополию и ограничить тарифы на пять процентов. Наконец, наверное самой важной потерей китайского правительства стала потеря государственности, ведь маньчжурские представители также подписали принцип «экстерриториальности», когда западные купцы становились неподотчетными законам Китая, а соблюдали при этом законы своей страны (в 1844 году США и Франция присоединились к этим уступкам Китая и были готовы разделить страну с самой большой численностью населения между технически-развитыми западными странами).

Не успели окончиться мирные переговоры, как торговцы начали продавать опиум по бросовым ценам и к завершению Второй опиумной войны (1856-58) не осталось никаких ограничений на оборот наркотиков и китайцы сами начали культивировать мак: к 1880 г. Китай по прежнему импортировал 6500 тонн опиума в год, но уже к 1900 г. самостоятельно обеспечивал себя 22000 тоннами ежегодно.

Вторая опиумная война

Возникновение новых военных действий в таких условиях было практически неизбежно, так как китайские чиновники не хотели выполнять условия договора, подписанного в 1842-44 годах. Так как французы и американцы извлекли дополнительные выгоды со времени подписания Нанкинского договора, в том числе не исключая его пересмотрения после 12 лет существования, Великобритания в 1854 году стала настаивать на осуществлении своего “статуса нации наибольшего благоприятствования”. На этот раз англичане потребовали от Китая открыть все порты для внешней торговли, легализировать ввоз опиума из английских владений в Индии и Бирме, освободить все британские товары от пошлины, и разрешить создание полноправного посольства Ее Величества в Пекине. В течении двух лет чиновники Цин обращались в разнообразные суды, дабы хоть как-то выиграть время.

Однако события снова вышли из-под контроля, когда 8 октября 1856 года официальные китайские власти задержали судно Эрроу, которое было зарегистрировано в Китае, но приписывалось к порту Гонконга, по подозрению в контрабанде и пиратстве. Британские торговые представители в свою очередь утверждали, что, как иностранное судно, Эрроу не попадает под правовую юрисдикцию Китая и поэтому все арестованные моряки должны быть освобождены в соответствии с пунктом, прописанным в Нанкинском договоре.

Разобравшись с восстанием сипаев в Индии, в 1857 году Великобритания направила войска в Кантон и приняла участие в скоординированной операции с американскими военными кораблями. Франция, кипящая от недавней казни миссионера отца Августа Чапделина присоединилась к России, США и Великобритании в их действиях против Китая. Тем не менее, совместная англо-французская армия без поддержки других военных сил под командованием адмирала сэра Майкла Сеймура, лорда Элгина и Маршалла Гроса, захватила порт Кантон в конце 1857 года практически без потерь, так как сопротивление со стороны граждан и китайских солдат было минимальным.

67-й пехотный полк штурмует форт

В мае 1858 года англо-французский ВМФ захватил порт Таку вблизи Тиенсин, тем самым положив конец военным действиям. Франция, Россия, США и Великобритания после своей победы в соответствии с условиями вновь подписанного договора в Тяньцзине (июнь 1858) заставили китайские власти открыть еще одиннадцать крупных портов для западной торговли с Западом. Когда китайцы в 1859 году в очередной раз начали медленно исполнять условия договора, Великобритания отрядила адмирала сэра Джеймса Хоупа обстрелять китайские форты в устье реки Пеихо. Китайцы капитулировали, позволив таким образом иностранцам свободно путешествовать по Китаю, а жителям этой страны приобщаться к христианской вере без ущемлений.

Так как официальный Китай снова отказался принять положение договора, а именно создание посольств западных стран в Пекине, в 1860 году англо-французские силы начали масштабное наступление из Гонконга, дабы в конечном итоге уничтожить Летний дворец императора Ксианфенга в Чэндэ и Старый Летний дворец в Пекине.

Раздел китайского пирога

В соответствии с условиями Пекинской Конвенции, которую в 1860 году подписал брат императора князь Гун, порты Ханькоу, Нижуан, Даньшуй и Нанкин стали открытыми для захода иностранных судов, равно как и воды реки Янцзы, а иностранные миссионеры могли без труда обращать жителей Китая в свою веру. Также, Китай обязывался выплатить в качестве репараций десять миллионов таэлей Франции и Великобритании, а также около двух миллионов таэлей британским купцам, которые понесли серьезные потери в имуществе. Наконец, Китай должен был уступить порт Коулун Великобритании, а также согласиться на условия экспорта наемных рабочих в Северную Америку. Можно утверждать, что без такого масштабного вливания дешевой рабочей силы, трансконтинентальные железные дороги США и Канады не были бы завершены так быстро и экономично. С другой стороны, унижение Китая самым прямым образом привели к падению маньчжурской династии и социальным потрясениям, которые привели в 1900 году к восстанию “боксеров”.

То, что начиналось как конфликт интересов между желанием Великобритании получить прибыль от торговли шелком, фарфором, чаем и конфуцианским идеалом самодостаточности, привело к разделению Китая со стороны западных держав, унизительным поражениям на суши и на море, а также подрыву христианскими миссионерами традиционных религиозных ценностей. Неудивительно, что целью последующего восстания “боксеров” было очищение и оживление своей нации путем полного уничтожения всех “заморских дьяволов”.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: